16 мая 2019 года

Мечта, которая будет

Мечта, которая будет

Выдающийся русский прозаик Николай Александрович Скромный, проживший большую часть своей недолгой (1948-2007), но полной драматизма, исключительного напряжения, высокой активности и  удивительно необычной судьбы,  яркой творческой жизни, в Мурманске,  – писатель уникальный. Он – автор практически всего одного только произведения, но какого!  Это монументальный роман-эпопея «Перелом», в 1350 страниц,  четырех книгах. Осталась еще неполной, повесть о поэте Лермонтове, которую Николай Александрович писал, уже пораженный тяжелой болезнью, но не закончил. И хоть в последние  свои годы он получил полное и безоговорочное признание, став  лауреатом  нескольких премий, в том числе и Большой Литературной, России, главной честью для него стало называться «заполярным Шолоховым». Действительно, по объему  и размаху, художественному уровню его «Перелом» можно  сравнить с такими великими книгами, как  «Тихий Дон» и «Поднятая целина», причем последняя, написанная по близкой теме, несомненно, даже уступает творению мурманского автора. Об этом говорили и на широком обсуждении романа, в декабре 2005 года, в  секретариате Союза  писателей России. Все присутствующие, – ведущие писатели, критики, литературоведы, – однозначно положительно оценили роман, и призывали его распространять, продвигать, пропагандировать, издавать заново, в приемлемом виде. Ведь эпопею, которая писалась более двадцати лет, да по существу всю жизнь,  и полностью законченную к концу века, удалось  издать в полном виде чуть  ли не случайно. В 2003 году Русская литературная ассоциация Канады, при содействии Губернатора Мурманской области, выделила грант в 400 тысяч  рублей,  – для выпуска книг местных  авторов, и большая часть этих средств  пошла на издание «Перелома»… Но времени коварный отсчет уже был запущен. С начала 2006 года у Николая определили смертельную болезнь,  но сдаваться он не собирался. Летом был пройден курс химиотерапии, и к осени он немного поправился, снова заходил  в свой  кабинет ответственного секретаря, пытался закончить повесть.  Планировали ему повторный курс лечения. Под праздник  начала ноября того года, переименованный в  День Единства, мы с ним встретились. Я, вернувшийся из очередного рейса в море, рассказал о начале работы над телесценарием по его книге, и получил одобрение. Вдохновленный и воодушевленный, я продолжал писать уже в следующем, стояночном рейсе, в славном городке Лиепая на Балтике, и лишь только в марте узнал о кончине, в январе …

 

Николай Скромный родился и провёл свои детские годы в Северном Казахстане. Эти земли, обширные степные просторы,  испытали в 20 веке две волны нашествий, добровольной миграции людей. С начала века это были безземельные и малоземельные крестьяне, поселившиеся по столыпинской реформе, а потом, в середине века, сюда приехали осваивать целину молодые энтузиасты, комсомольцы. Но вот между этими заселениями  был еще один поток, страшный, и чудовищно жуткий… Сюда были согнаны,  помимо воли, из центральных регионов, и  согласно постановлению Политбюро ЦК ВКП (б) от 30 января 1929 года, о раскулачивании и ликвидации кулацких хозяйств, десятки тысяч работящих и мирных хлебопашцев, ставших  в одночасье «врагами». Практически, по категориям, они были расселены, в непригодных, не приспособленных для нормальной жизни районах, и медленно там вымирали. Выселяли также и в другие отдаленные, дикие места страны, –  на Урал, в Сибирь,  на Крайний Север.

 

Об этом в советской литературе не писали. Потому что было запрещено. Лишь  в 60-70-е годы  скупыми порциями, информация просачивалась  из произведений писателей Сергея Залыгина, Бориса Можаева, Сергея Антонова, Василия Белова. Почти одновременно,  правда, в 1989 году, английский историк Роберт Конквест опубликовал  свою книгу по этой теме, «Жатва скорби», главы  из которой печатались в журнале «Вопросы истории»… Знал ли Скромный  об этом – неизвестно. Свой материал он набирал, по крупицам,  много лет подряд, – из свидетельств земляков, рассказов знакомых  и незнакомых людей, прошедших те  страшные годы…

 

И появился, неожиданно, впервые, из-под пера абсолютно неизвестного автора, работавшего механиком судов обеспечения Северного флота, в 1986 году, роман «Перелом», первая его книга. В 1989 году она была издана стотысячным тиражом в Москве. Это была оглушающая, очищающая правда о таком  явлении репрессий, как спецпереселенчество, развернутая   и полномасштабная  картина лишений, страданий, угнетений согнанных с обжитых мест людей… Николай Скромный открыл по существу эту тему в отечественной литературе, и остается, по сей день, единственным автором. За  публикацией в журнале «Север» последовал, – небывалый случай! – прием в члены Союза писателей СССР. И дальше, до начала следующего века, частями,  весь роман, в четыре его книги, был постепенно опубликован,  в  том же журнале. Николай Александрович,  к тому времени, уже возглавлял Мурманское  областное отделение Союза писателей России.

 

22 апреля 2009 года в Мурманской областной научной библиотеке состоялось учредительное собрание вновь созданного, общественного, регионального, Фонда писателя Николая Скромного (МРОФ).  Его давние и верные друзья, Рыхлов Сергей Гелиевич, и Кочешков Константин Константинович, создали единственное в своем роде общественное, литературное, объединение,  подобному которого еще не бывало в области. Собрались учредители, из Северного флота, представители духовенства, ученые, писатели, журналисты, другие добровольные помощники. Было много предложений, наставлений, советов, которые начали, хоть и непросто, неспешно, но неуклонно, – воплощаться. Кочешков, связанный  с культурной элитой города, стал Вице-Президентом, а Рыхлов, умелый организатор,  один из руководителей службы вспомогательного флота, – Президентом… Подготовлена, и проведена, на базе Педагогического университета, научно-практическая конференция по творчеству писателя. В Музее Северного флота открылась надолго действующая  выставка, посвященная Скромному, «Талант и судьба». Дана информация в «Литературную Газету». В школах Мурманска и области внедрялось изучение романа по теме «коллективизация». Оцифрован  и был выставлен в Интернет, – полный текст романа-тетралогии. Появилось имя  Скромного в Википедии.

 

В 2014 году Фонд перенес тяжелую потерю – ушел из жизни Вице-президент, Константин Кочешков. И хоть деятельность  Фонда немного  приостановилась, но все-таки дела совершались, продвигались, осуществлялись.

 

Немало времени занимал наши умы аудио-проект. На Северном флоте читали «Фрегат «Палладу» Гончарова, по радиоканалу, и захотелось сделать  нечто подобное с «Переломом». Не сложилось. Потом  встречались с деятелями  местной киностудии, намереваясь сделать  документальный фильм. Дальше пытались вернуть имя библиотеке поселка, в котором жил писатель, и который, в результате присоединения к Мурманску, потерял свой статус, а также – именное книгохранилище… В местном альманахе «Мурманский берег» вышла статья к десятилетию кончины мастера; на телеканале прошло пространное интервью о писателе; проводились встречи в библиотеках. Организовывали ходатайство руководству Северного флота о присвоении имени Николая Скромного одному из кораблей… В марте  2018-го широко отмечено 70-летие писателя. В Мурманске открыли бюст. Прошел  вечер в областной библиотеке. Состоялась презентация книги, выпущенной к  юбилею, сборника воспоминаний.

 

И все же главным и основным стремлениям, которое с каждым годом становилось, и становится,  всё актуальнее, нужнее и острее – это отдельное издание романа. Книга 2003 года, четыре брошюры, в мягкой обложке, склеенная, рассыпающаяся, уже не отвечает времени. В администрации  мы не нашли понимания.  Издательство «Дроздов-на-Мурмане»  не проявило участия. Писали письмо в  «Альфа-книгу» в Москве. Которое практикует  издания в одном томе. Так, они  издали «Архипелаг ГУЛАГ», полный  том произведений Бродского. Там тоже отказали. Обращались и в Казахстан,  в  Астану, в Министерство культуры и спорта. Получили уклончивый ответ. В «Роман-газете»  вроде прислушались к нашей  просьбе, но посетовали на отсутствие средств… Но мы продолжаем питать надежды на лучшее, и верить, чтоб достойно состоялась, и на века сохранилась, – память о писателе. В одной восточной мудрости есть  слова о большом человеке: «…он дал свет солнцу и блеск звездам… он  воистину создал свою вселенную…». Думаю, это слова вполне применимы к Николаю Скромному, черкесу по отцу, украинцу по матери, русскому – по духу. Имя его всегда будет сиять на небосклоне отечественной словесности. Мы верим в эту мечту. В мечту, которая… будет.

 

Николай Рогожин,

Вице-Президент МРОФ писателя Н. Скромного. Член Союза Российских писателей.